Стихи бурятских поэтов о красоте юноши мальчика

Автор: Tigger Коментариев: 21 Просмотров: 2463  

Об авторе
 
 


Сергеев М.Д. / Литературные вечера

«ВОТ ВАМ – ЖИЗНЬ, ВОТ ВАМ – СЕРДЦЕ,
ВОТ СТРОКИ МОИ...»

Методические материалы по творчеству
Марка Сергеева


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

«Любовью сердце высветив до донца...»
Поэтический вечер-портрет по творчеству
Марка Сергеева

«Итак, я счастлив был...»
Презентация книги Марка Сергеева

«Он был малышам самым преданным другом…»
Театрализованное представление для школьников младших классов

«И вечно здесь моя душа…»
Материалы к книжной экспозиции 
   

ПРЕДИСЛОВИЕ

День за днем отдавал, что имел, что могу,
время, силы дарил и заботы,
но, чем больше даю - тем все в большем долгу,
тем сложнее и путаней счеты.

И лежат векселя, точно жизни слои,
и все туже незримые нити...
Вот вам - жизнь, вот вам - сердце, вот строки мои,
эту малую малость возьмите!

(«Неоплатный мой  долг все растет и растет...»)

В этих строках Марка Давидовича Сергеева, поэта и писателя, признание в любви к земле, ставшей его истинной родиной, людям, с которыми сводила его жизнь, русской культуре, взрастившей его душу.
Марка Сергеева знает и любит не одно поколение читателей, и знают не только как поэта и детского писателя, публициста и литературоведа, переводчика и драматурга, но и как Гражданина, человека, всю свою жизнь и творчество посвятившего служению Сибири,  Иркутску, своей Родине.
К книгам Марка Сергеева обращаются и самые юные читатели, которые вместе с героями волшебных сказок оказываются в мире добрых дел и смелых поступков, и юношество, с его пытливым умом и открытым сердцем, с романтикой и интересом к неизведанному и непознанному.
Именно им, молодым, адресованы книги писателя о декабристах, о Пушкине, о Сибири, в которых разговор идет о нравственности, духовной красоте, совести, мужестве и вере.
«Марк Сергеев считает долгом писать и рассказывать об истории, о нерасторжимой связи времен, потому что «современности не обойтись без минувшего», потому что, убежден поэт, страшны «беспамятливые поколения»,  - писала Е. Слабковская.  ( Слабковская Е. Современности не обойтись без минувшего //Сергеев М. Несчастью верная сестра. Иркутск, 1992. С. 374-381.)
Предлагаемый сборник методических материалов, подготовленный сотрудниками Иркутской  областной детской библиотеки  им. Марка Сергеева, адресован работникам библиотек, школ с целью оказания им помощи в популяризации жизни и творчества замечательного иркутского писателя и поэта Марка Давидовича Сергеева, которому 11 мая 2001 года исполнилось бы  75 лет


 «ЛЮБОВЬЮ СЕРДЦЕ ВЫСВЕТИВ ДО ДОНЦА...»

Поэтический вечер-портрет по творчеству Марка Сергеева
(к 75-летию со дня рождения поэта)

Участники: 4 ведущих, Чтец-юноша (читает за автора), Чтец (читает стихи Марка Сергеева).
Оформление: В центре зала, где будет проходить вечер, -  портрет или портреты Марка Сергеева (фотографические или живописные). Может быть оформлена книжная выставка-заповедь «Вот вам - жизнь, вот вам - сердце, вот строки мои...», на которой присутствуют не только книги Марка Сергеева и красочно оформленные заповеди, оставленные нам поэтом, но и фотографии встреч библиотекарей, читателей с писателем (если таковые найдутся в библиотеке).
Музыкальное оформление: Аудиокассеты с записью голосов актёров, читающих стихи, аудиокассета «Иркутский венок» с записью песен, стихов, в том числе в исполнении автора (её можно взять в ОДБ).
Музыкальное сопровождение, как и записанные на аудиокассете стихи в исполнении актеров, читающих за автора, должно «расцветить» мероприятие.
В течение всего вечера звучит запись голоса самого Марка Сергеева, песни, романсы на его стихи. Стихи Марка Давидовича - главное украшение вечера. И прочесть их надо так, чтобы слушатели убедились - забыть этого человека невозможно - он живет в творчестве своем.

Чтец (или запись на аудиокассете стихотворения в исполнении автора):
Нарисуй меня, Галя, красивым,
точно первый весенний листок,
чтоб глаза - с бирюзовым отливом,
чтобы лоб - и открыт, и высок.
Нарисуй меня, Галя, спокойным,
как Байкал накануне грозы,
 как патрон непочатой обоймы,
как глаза после тайной слезы.
Нарисуй меня, Галя, веселым,
как осенний  просвеченный лес,
как в поля уходящий проселок,
как звезда среди зимних небес.
Ты уже на палитре смешала
и любовь, и случайную боль,
и ранимость, и дерзкую шалость, -
так теперь за работу изволь.
И, окончив труды на рассвете,
ты задайся вопросом одним:
 - Это кто же такой на портрете?
Хорошо б познакомиться с ним!
 («Портрет»)

1-й ведущий:  А на портрете том - Марк Давидович Сергеев, человек беспокойной судьбы и беспокойного сердца, которого уже нет с нами.
 Чтец
Когда-нибудь потом, когда меня не будет
и встанут надо мной и тишина, и мгла,
быть может, среди тех, мне недоступных, буден
припомнят и мои негромкие дела.

1-й ведущий:  Вспомним, сколько добрых чувств, радости испытал каждый из нас, соприкоснувшись с творчеством Марка Сергеева. Вместе с ним мы открываем и познаем окружающий мир. Ему, человеку истинно интеллигентному, человеку энциклопедических знаний, высокоэрудированному и беспредельно влюбленному в свой край, посвящаем мы вечер-портрет «Любовью сердце высветив до донца».
Чтец (указывая на портрет-фотографию или живописный портрет Марка Сергеева):
Присмотритесь:
у каждого
две несхожие половины лица -
материнская половина
и еще половина - отца...
Ощущаю в себе
этих двойственных линий поток,
словно в жилах моих
переменный проносится ток,
и незримые гены,
и мои кровяные тельца
пробуждают то матери память,
     то память отца.
                   («Присмотритесь…»)

2-й ведущий:  Родился Марк Давидович Гантваргер (псевдоним - Сергеев) в городе Енакиево Донецкой области 11 мая 1926 года.
Чтец-юноша:       
            Я родился наконец!
            Собралась родня,
            мама, бабушка, отец -
            впереди меня:
            мне от них тепло и свет
            и заслон в пургу...
            Сколько б я ни прожил лет -
            я у них в долгу.
<…>
                     («Я родился наконец!..)

 «Я родился среди книг, - вспоминает Марк Сергеев, - в старинном дедовском доме, и доныне стоящем на одной из тихих улочек города Енакиево, в Донбассе.
Деда убили в девятнадцатом, когда город переходил из рук в руки, бандиты атамана Зеленого врывались ночами в дома, грабили, лишали горожан жизни...
Рано, в 3 года - научился читать, потом перерисовывал карандашом заголовки - так постигал грамоту. Вскоре знал наизусть первые книги Агнии Барто, сказки Чуковского и Маршака».
1-й ведущий:  Он и представить себе не мог, что через много лет будет гулять по Переделкино с  Корнеем Ивановичем Чуковским, в Ялте слушать рассказ уже тяжело больного Самуила Яковлевича Маршака о конкурсе переводчиков Роберта Бёрнса в Англии, выступать вместе с Агнией Барто в Колонном зале Дома Союзов на заветном празднике - «Неделе детской книги».
(Звучит фрагмент вальса из «Метели» Г. Свиридова. Меняются ведущие.)
3-й ведущий:  1937 год. Страна наполнена Пушкиным. В кинотеатрах идет фильм «Поэт и царь», по радио звучат арии из пушкинских опер и романсы на его стихи, в книжных магазинах появляются все новые издания его поэзии, прозы, драматургии.
Наступил февраль. Приближалось девятое число: день смерти Пушкина.
 (Звучат фрагменты из «Метели» и «Венчания» Г. Свиридова.)
Чтец-юноша: «В 5-м классе Пушкин преподал мне нравственный урок. Наш учитель Иосиф Владимирович прочитал нам стихотворение Пушкина «Песнь о вещем Олеге» и предложил написать изложение: передать сюжет своими словами. Я тут же раскрыл чистую тетрадь и всю её исписал за урок поэтическими строчками. Гордый своим подвигом, я сдал тетрадь и стал ждать похвалы - все же не каждый пишет в нашем классе стихи! Вот через три дня приносит наш учитель стопку тетрадей. Читает лучшее изложение - не моё. Читает худшее (была у него такая манера) - не моё. «А у меня что?» - спрашиваю.  «А у тебя посредственно!»  «Что, много ошибок?  «Ни одной». «Тогда почему?»  «Видишь ли, Марк, в стихах на отлично это написал Пушкин». Господи, как мне было стыдно. Какой нравственный урок мне преподан так спокойно! Прошли десятилетия, а я его помню».
Чтец:          <…>
Написал тайком стишок,
листик заслоня.
Пушкин, Лермонтов и Блок -
впереди меня:
мне от них
тревожный свет,
что сродни огню...
Сколько б я ни прожил лет -
их не догоню.
                              («Я родился наконец!..")

4-й ведущий:  Пройдет много лет, и появятся стихи, книги о Пушкине. Любовь к нему Марк Сергеев пронесет через всю жизнь.
Чтец:    Ромашки на чайном столе.
            Покуда не ясен удел.
            Каникулы в Царском Селе -
            от счастья лицей одурел.
<…>
            Их чувства свежи, как озон.
            Порхание чьих-то кузин,
            и дачный в разгаре сезон -
            приехал вчера Карамзин.
           
            И все от ромашек бело,
            и тени в сплетенье аллей,
            и Царское это Село
            родимого дома милей.
<…>
            О жизнь, не спеши, погоди! -
            Нисходит в сердца благодать...
            А что там их ждет впереди -
            не стоит об этом гадать.
<…>
              Их ждут и балы, и века,
              огонь и любви, и вина,
              и Черная речка пока
              России совсем не видна.

                        («Последнее лето в лицее»)

3-й ведущий:  «Вся жизнь - один чудесный миг» - так назвал он свою первую книгу о великом поэте.
«Жизнь Пушкина коротка и бесконечна. Едва раздвинулись стены лицея и мир предстал перед ним, полный надежд и тревог, как стены содвинулись снова - ссылка, еще одна ссылка, несколько лет столичного коловращения и выстрел на Черной речке, выстрел, пуля которого все еще летит, пронзая наши сердца», - так началась книга-исследование, история поисков Марка Сергеева, связанная с именем Александра Сергеевича Пушкина.
4-й ведущий:  Теперь большой ряд книг о Пушкине трудно представить без повестей Марка Сергеева, его стихов о великом поэте, о сибирских злоключениях арапа Петра I Ибрагима Ганнибала.
Чтец:      Лежат снега белее облак,
              белей лебяжьего пера.
              И странен абиссинский облик
              слуги Великого Петра.
              Он - черномаз...
              Мальчишек стая,
              Торосы льда на берегу...
<…>
              В нелепой прихоти толкутся
              дома, слепые
              как напасть...
              От Петербурга до Иркутска
              отныне - Меншикова власть.
<…>
              Вот за Урал заслал, за Камень,
              в Тьмутаракань, в Сибирь, в тайгу...
<…>
              Ах, Петр, умел рубить ты шведа,
              а власть оставил не врагу?..
              Нет, все равно сбегу отседа.
              Весна нагрянет - и сбегу.
                                                          («Ибрагим Ганнибал»)
(Звучит любая инструментальная лирическая музыка)

Чтец: А это уже о Натали Гончаровой:
                  Девочка в фате.
                  Глаза опущены,
                  Боже!
                  До чего же молода!
- Вы согласны быть женою Пушкина?
И в ответ чуть слышимое: «Да...»
Так венчайте их скорей, священники,
так дрожи в лампадах чистых свет:
семь кругов - и все коловращение, -
красный снег. Шинели. Пистолет...
Разговор. Прощанье. Вечер памятный.
Дети неожиданно тихи.
И уже не муж ее, а памятник
опустил ей светские грехи.
Вот сейчас бы одеянья белые,
в церковь бы, в минувшие года! -
как она в глаза ему глядела бы,
как она б ему сказала: «Да!»
Век летит. Она заблещет модами,
пеной балов вновь вознесена,
и Ланскому будет богом отдана
пушкинская верная жена...

...Церковь у Никитских. Час венчания,
А в душе прозрение, как хмель:
семь кругом любви, беды, отчаянья,
семь неполных лет... Зима... Дуэль...
О прозренье, ты с души его спади,
заслони грядущие года!..
- Вы согласны быть супругом?
- Господи!
               НУ, КОНЕЧНО! НУ, КОНЕЧНО, ДА!
                                                               («Наталия Гончарова»)
3-й ведущий:  В стихотворении Марка Сергеева о нянюшке поэта так и чувствуешь, как кричит в Арине Родионовне тоска «болотной выпью», уж как упрашивает она «Лександра» приехать:
Чтец:   <…>
                        Ты приезжай мои побаски слушать.
             Как хорошо б по чарочке откушать,
             и пряжу прясть,
             и сказки зоревать,
             и вспоминать: как ты дитем упрямо
             все «мама» называл меня да  «мама»...
<…>
             Поверишь ли, не спится цельну ночь.
             Ты приезжай. Аль позабыл старуху?
             Все шли дожди, теперич стало сухо,
             грибочков насбирала во леске,
             наливочку поставила из вишен,
             а, ты, Лександр, не виден и не слышен,
             скажи, не грех держать меня в тоске?

                                  («Арина Родионовна»)

Чтец: Щемящая тоска любящей женщины сквозит и в другом стихотворении Марка Сергеева:
<…>
              Неужто жар не умер  в глубине, -
              вниманье дам, забавы, увлеченья
              ужель не смыли давнего влеченья,
              что в этот час он вспомнил обо мне.
              Его душа нам всем была верна.
              Нет, он не рвал привязанностей старых,
              когда-нибудь напишут в мемуарах:
              «У Пушкина была Карамзина...»
              О сердце, час далекий позабудь:
              в гостиной над оплывшими свечами
              глядел мой мальчик жадными очами
              на из корсета рвущуюся грудь.
              Как все же он щемяще жил во мне,
              как забывался и не забывался,
              то в уголочек сердца забивался,
              то возникал в томительном огне.
              Моя рука и до сих пор дрожит:
              последний вздох и губ прикосновенье,
              он у меня просил благословенья,
              прекрасно понимая, что - убит.
<…>
                                                   («Екатерина Карамзина»)

4-й ведущий:  Замечательное стихотворение-посвящение Екатерине Андреевне Карамзиной. А потом еще были стихи «Павел Нащекин» и «Иван Пущин», возвращающие нас «дорогой знакомой» в пушкинскую юность.
(Меняются ведущие. Звучит аудиозапись звона колоколов.)
1-й ведущий: «Звонят колокола Знаменской церкви, лениво выпархивают голуби, щелкают фотокамерами туристы... Двадцатый век. …Из давней тьмы выступает вечер 14 января 1827 года. Роковое четырнадцатое число. Месяц назад Екатерина Ивановна Трубецкая отметила годовщину возмущения на Сенатской площади. 14 декабря 1925 года… День гордости. День неудачи…» - пишет Марк Сергеев в свой книге «Несчастью верная сестра».
2-й ведущий:  А эпиграфом к книге писатель взял слова декабриста Александра Беляева: «Слава и краса вашего пола! Слава страны, вас произрастившей! Слава мужей, удостоившихся такой безграничной любви и такой преданности таких чудных, идеальных жен!.. Да будут незабвенны имена ваши!»
(Звучит романс княгини Марии Николаевны Волконской на стихи Марка Сергеева «Куда ж вы едете, княгиня?»)
1-й ведущий:  Многое сделал Марк Давидович, чтобы имена замечательных женщин не были забыты. «И мы признания им платим долг святой» за «подвиг любви бескорыстной».
«Подвиг любви бескорыстной» - так названа еще одна книга Марка Сергеева о женах декабристов.
2-й ведущий:  С какой любовью пишет он о каждой своей героине! «Золотоволосая красавица, воспитанная, образованная, она, казалось, родилась для счастья и для того, чтобы одарять им всех, на ком остановит свой взор». Это - об Александре Григорьевне Муравьевой.
1-й ведущий:  «Красавица, умная, образованная во всех отношениях женщина» - о Полине Гебль.
2-й ведущий:  «Правдивая, искренняя, увлекающаяся, подчас вспыльчивая, она была щедра до крайности...» - о Екатерине Ивановне Трубецкой.
1-й ведущий: Женщины, прошедшие вместе со всеми «каторжную академию», только через 28 лет - кто останется жив  - увидят и обнимут родных своих, детей, от которых были столь долго отторжены.
Так завораживает художественный мир повестей писателя, что кажется - это ты стоишь рядом с писателем у надгробия Екатерины Трубецкой, похороненной в ограде Знаменского монастыря в Иркутске, и вместе с автором думаешь о ней, о ее детях, о подругах, о тысячах женщин, разделивших участь мужей своих.
2-й ведущий: Марк Сергеев дважды ездил в Париж, работал в Национальной библиотеке Франции в ее Русском отделе. Он выяснил, что дочь Трубецких вышла замуж за сына декабриста Давыдова. Молодые уехали в Париж. А сейчас там живут праправнуки. Писатель побывал в гостях у них. Вскоре после этого праправнучка Давыдова и Трубецких Ольга Александровна Давыдова приезжала в Иркутск и была гостьей Марка Давидовича.
(Меняются ведущие)
3-й ведущий:  «Есть в мире места, в которых природа выстроила самые заветные свои палаты, куда собрала поистине музейные чудеса... Не много найдется уголков на земле, где можно узреть одновременно детство, юность, молодость, старость и даже глубокую древность мира».
Одно из таких заветных мест - Байкал.
(Звучит мелодия песни «Славное море, священный Байкал». Стихотворение читается на фоне музыки).
Чтец:    Лесистых гор полуовалы,
             касанье голубых лекал.
             И скалы, срезанные валом,
             и небо, павшее в Байкал,
             и сам он - величав и вечен,
             в гранитной раме вырезной.
             И весь - до донышка - просвечен,
             и весь - до капельки - родной.
             И Ангары полет строптивый,
             и ветра крик, и гул турбин,
             и птицы-сосны над обрывом,
             и дикий ветер  баргузин -
             все это, без чего не в силах
             быть далью даль и ширью ширь,
             и ты немыслима, Россия
             и ты немыслима, Сибирь.
                                                          («Байкал»)

Чтец-юноша:   Я слышу посвист отдаленный,
                я слышу вал тихоголосый,
                как будто там,
                на дне зеленом,
              все косит кто-то травы,
              косит,
              все ходит мягко и степенно
              в подводном сумрачном лугу.
              И горы,
              словно копны сена,
              стоят на пряном берегу.    
                                                          («Прибой»)

Чтец:    За непрочною дымкой туманной,
               от больших городов вдалеке,
             повстречались мы в бухте Песчаной
               и лежим на горячем песке.
               Синебокая дышит прохлада,
               за волной нагоняет волну,
               и лежит голубая громада -
               все семьсот километров в длину.
<…>
                                                            («Бухта Песчаная»)

Чтец:     Я к Байкалу иду спозаранку,
                говорю я ему с улыбкой:
- Одари меня, море, рыбкой,
дай ты мне поймать голомянку.
Эта рыбка на вид невзрачна,
но зато она так прозрачна,
что к глазам поднесу поближе -
сквозь нее чудеса увижу.
<…>
                                            («Голомянка»)

4-й ведущий: Марк Сергеев говорил о Байкале: «Во все времена жизни приходили мы к Байкалу. И с каждым из нас он иной. С ребенком - сказочный и беспечный, с юношей - романтический и вольный, со зрелым мужем - возвышенный и неповторимый».
Эти слова о Байкале в полной мере можно отнести к самому Марку Сергееву.
Чтец:    

              Чем выше в гору - тем Байкал видней.
                Вдали вода прозрачность потеряла
                и кажется мерцанием металла,
                что выплавлен из наших дум и дней.

                 Чем выше в гору - тем видней окрест,
                 всю суетливость погасили воды,
                 возник мираж простора и свободы,
                 как испытанье, как особый жест.

                 Душа, трудись, душа, ищи ответ, -
                 уступы круты, кислород разрежен, -
                 но если мы наросты не разрежем -
                 то счастья нет нам и спасенья нет.

                 Чем выше в гору - тем все реже лес.
                 И глаз с тебя природа не спускает,
                 и чистота святая возникает
                 от близости Байкала и небес.
(«Чем выше в гору - тем Байкал видней…»)

3-й ведущий:  Десятки произведений написал Марк Сергеев. И в каждом из них - его любовь - Сибирь. И в каждом - кусочек  неспокойного, пытливого сердца. Каждое  рождено неутолимым стремлением расширить богатства своей души, чтобы поделиться с теми, кто только начинает жить.
Многие теперь говорят: «Иркутск - середина земли». А ведь это строки из песни «Любимый Иркутск - середина земли», слова которой написал Марк Сергеев.
(Звучит песня «Любимый Иркутск - середина земли». Меняются ведущие.)
Чтец-юноша:  «8 августа 1939 года я вступил на Иркутскую землю, и это был день моего второго рождения, закончилась жизнь кочевая... Появился в жизни моей город. …Здесь в июне 1941 года за две недели до войны мы - старшеклассники 21-й школы -  посадили тополя. А вскоре многие из нас ушли на войну, я, по возрасту, лишь в 1943-м. Не все из моих школьных друзей вернулись с фронта. А тополя остались. А позже родилось и стихотворение мое, посвященное памяти мальчишек-иркутян «Баллада о тополях», - писал поэт-фронтовик Марк Давидовыч Сергеев.
Чтец-юноша:  <…>
Послушай:
                                          в небе стыл рассвет белесый,
                         проткнула землю
                                                    первая трава, -
                         за ручки,
                                      важно,
                                              приведя из леса,
                         их посадили мы –
                                                      десятый «А».
                         И ночью,
                                        после бала выпускного,
                         мы поклялись
                                                сюда опять прийти.
                         ... И вот
                                        мы к тополям
                                                          вернулись снова,
                         но впятером
                                                 из двадцати шести.
              <…>
                         А в том году
                                                 схлестнулись
                                                                 с силой сила,
                          стояла насмерть
                                                  русская земля.
                          За тыщи верст
                                                  разбросаны могилы
                          тех, кто сажали
                                                      эти тополя.
               <…>
                           Как требуют
                                               параграфы устава,
                           начни по списку
                                                   называть солдат:
- Клим Щербаков! -
И тополь –
                   пятый справа -
ответит:
- Пал в боях за Ленинград.
                            - Степан Черных! -
                             И выйдет тополь третий.
- Матвей Кузьмин! -
Шагнет двадцать второй...
Нас было
                двадцать шесть
                                 на белом свете -
мы впятером
                      с войны
                                вернулись в строй.
<…>
                («Баллада о тополях»)

1-й ведущий: У здания школы появился скромный мемориал, у которого ежегодно в День Победы собираются иркутяне, чтобы почтить память школьников, шагнувших в пекло войны.
2-й ведущий:  Только Марк Давидович Сергеев не придет больше на свидание, на встречу с товарищами 9 мая.
Чтец-юноша (или запись на аудиокассете):
<…>
                ... Сколько лет в этом давнем бою,
                сибиряк, паренек бесшабашный,
                я лежу у войны на краю
                перед первой своей рукопашной.

                Все товарищи живы пока,
                у ребят - ни сомнений, ни грусти...
                Через миг батальоны полка
                голос Родины бросит за бруствер.

                 Я лежу в ожиданьи броска,
                 подбородком в песок упираясь,
                 и плывут от реки облака,
                 то густея, а то растворяясь.

                
                 Каска прячет меня до бровей,
                 ал закат, точно рана сквозная.
                 И ползет возле глаз муравей,
                 ни бессмертья, ни смерти не зная.
                                                («Возвращение на войну»)

3-й ведущий:  Марка Давидовича звали всюду: на открытие выставки и премьеру в театре, на собрание бывших комсомольцев и историков-декабристов. В его доме почитали за честь бывать самые именитые гости города - писатели, музыканты, художники. Несмотря на то, что это отнимало уйму времени, Марк Сергеев говорил: «Это же моя жизнь. Я не могу иначе... Я так живу, что мне некогда стариться. Я с утра до ночи чем-то занят, какие-то события, большие и маленькие, встречи, выступления, книги, речи и прочее, прочее...» Помните его строчки: «Уж и выходной, и праздник не для веселья - для работ…»?
Чтец-юноша (или аудиозапись стихотворения «Синица»):
Ко мне синица залетела,
помельтешила у окна,
к машинке подошла несмело,
каретку тронула она.
Неторопливо, но проворно
клевала буквы в тишине,
как будто редкостные зерна,
увы, невидимые мне.
Потом крылом взмахнула птица,
в мир заоконный уплыла,
и тут прочел я на странице:
«С е р г е е в,
к а к  т в о и  д е л а?»
...А как дела мои, синица? -
дожди хронические льют,
хотел бы жить - не суетиться,
да, видно, гены не дают.
Не стерегу свою обитель,
 хватаюсь враз за сотню дел,
  и вот - кого-нибудь обидел,
и вот - кого-нибудь задел!
Уже не все беру  на веру,
уже порой бегу скользя,
уже придирчивы не в меру
и... переменчивы друзья.
И разговоры наши - тяжки,
и меньше истины в вине.
И все еще даю поблажки,
да не дают поблажек мне.
...А как дела мои, синица?
Мгновенней пролетает год,
и по ночам уже не спится
и от потерь и от невзгод.
Уже и выходной и праздник
не для веселья - для работ,
а молодость так дерзко дразнит,
и старость дерзко пристает.
И все же радуюсь. И все же
лелею дерзкие мечты...
Лес переделкинский тревожен,
и в том лесу кружишься ты.
Ведь трудно жить на свете, птица,
и дни свои сжигать дотла,
когда хоть малая синица
не спросит: «Как твои дела?».

4-й ведущий: Марк Сергеев говорит о себе: «В прошлом году (В 1995-м. – Ред.) я сильно наскучался о стихах. Это был год юбилея Победы, и надо было успеть очень многое. И я смертельно устал, работая, как каторжный, в течение нескольких месяцев... И вдруг меня наградили путевкой на Байкал - на 18 дней! Первые три дня я проспал. И потом вдруг стали писаться стихи - по три в день!»
3-й ведущий:  И какие стихи! «Я в зеркале себя не узнаю», «Обращайте внимание на мелочи», «Друзьям», «А людям хочется говорить о себе», «Не отдавайте сердце стуже».
Чтец:    Не отдавайте сердце стуже,
             пусть теплый август отошел.
             Не говорите: «Будет хуже!»
             Скажите: «Будет хорошо!»

             Стареет не душа, а тело,
             мы все во власти перемен:
             что отлетело - отлетело,
             но что-то выросло взамен.
 («Не отдавайте сердце стуже»)

4-й ведущий:  В чудеса, в любовь, в самого себя призывает Марк Сергеев уверовать и другими стихами - «Пожалуйста, поверуйте в любовь».
(Звучит аудиозапись песни  «Пожалуйста, поверуйте в любовь», муз. В. Зоткина.)
Пожалуйста, поверуйте в любовь,
с души сметите все, что в ней осело.
Вы слышите, душа помолодела
как будто вы на свет явились вновь?

Пожалуйста, поверьте в красоту,
она вокруг торжественно разлита,
за частоколом будничного быта
она ромашкой рвется  в высоту.

Пожалуйста, поверьте в чудеса.
И солнце, как неведомая птица,
на маленькой ладони уместится,
чтоб с вами поболтать хоть полчаса.

Пожалуйста, уверуйте в себя,
любовью сердце высветив до донца, -
ведь это вы - и красота и солнце.
Я вас прошу: уверуйте в себя!

(Последнее четверостишие можно вновь прочесть ведущему, чтобы заострить внимание слушателей на словах «любовью сердце высветив до донца».)
Чтец: А как хочется запеть под мелодичные строки «Романса».
                      Любовь не уходит -
                               гони ее в дверь иль в окно,
                       а хочешь - запрячь ее
                               в темном замшелом чулане, -
                       сквозь стены, сквозь горы
                               пройдут ее нежные длани,
                       коснутся тебя и прикажут тебе:
                                                  «Суждено!»
                       Любовь не ревнует,
                                      хоть ей испытанье готовь -
                       пытай ее сплетней, молвой,
                                       что вольна лицемерить.
                       Не может любовь наговорам и козням 
                                                                  поверить.
                       А если поверит -
                                            то это была не любовь.

3-й ведущий:  И в стихах, посвященных дочерям - Наташе и Лене - снова Марк Сергеев с его всеобъемлющей любовью.
(Стихи исполняет либо чтец-юноша, либо звучит песня «Две дочери мои» муз. В.Грозина.)
      
        Две дочери мои: две женщины любимых,
        так схожи меж собой и так несхожи вы,
        как две моих тропы в лесах необозримых,
        как два ночных костра - огня сторожевых.

       
     Две дочери мои - две материнских муки,
       две ночки молодых, два лучезарных дня,
       две встречи на земле, две вечные разлуки,
       две речки, что берут начало от меня.
         <…>
       Две дочери мои - две матери младые,
       двух молодых семей бесстрашное житье,
       и на руках у вас - три солнца золотые,
       кровиночки мои, бессмертие мое.
(«Две дочери мои: две женщины любимых»)

4-й ведущий:  И все эти замечательные строки вошли в последний, изданный при жизни Марка Давидовича, сборник «Каждый день начинать себя снова».
Чтец-юноша
             Каждый день начинать себя снова,
             не жалеть протрубивших годов,
             приходить из молчанья лесного
             в многослойность больших городов.
             Не бояться ни крови, ни сшибки
             и уметь находить и терять.
             Не бояться, проверив ошибки,
             начинать свою жизнь, как тетрадь,
             где на чистых пресветлых страницах
             лишь линеек косые пути,
             где еще нелегко заблудиться,
             где не просто до точки дойти.
             Авторучку мечтой начиняю,
             волосинку снимаю с пера...
             Каждый день я себя начинаю -
             я сегодня другой, чем вчера.
(Меняются ведущие)
1-й ведущий: Марк Сергеев никогда не нарушал заповедей, им самим же предложенных:
2-й ведущий: Не предавай молодость.
1-й ведущий:  Будь послушен прекрасным порывам души.
2-й ведущий:  Доверяй людям.
1-й ведущий:  Поклоняйся  красоте.
2-й ведущий:  Задумывайся о будущем - своем ли, страны - в самые высокие минуты жизни.
1-й ведущий:  Все, сделанное Марком Сергеевым, - и в прозе, и в кино, и в поэзии, и в общественной жизни города - сделано на совесть, без каких-либо послаблений для сердца. Он больше иных нуждался в отдыхе, в возможности «остановиться, оглянуться», но был набран темп, было установлено правило: «ни дня без строчки». И в этот темп оказались вовлечены радио и телевидение (Марк Сергеев - автор и ведущий передачи «С Иркутском связанные судьбы), кино (Марк Сергеев - автор более 50 документальных фильмов), драматургия (до сих пор помнят иркутяне его пьесы  сибирской тематики).
Заслуженный работник культуры России, почетный гражданин города Иркутска, член Президиума Российского фонда культуры. Всего не перечесть.
2-й ведущий:  Никогда не отказывал Марк Сергеев в просьбе придти на встречу с читателями.
(Звучит фрагмент «Весёлый дятел» записи на аудиокассете «Иркутский венок» о встрече с читателями г. Тулуна)
«Давай поговорим» - так названа еще одна книга Марка Давидовича Сергеева, книга дружеских бесед с ребятами о жизни, о стране, «обо всем на свете». Эти беседы начинались словами: «Давай поговорим». Так обращался Марк Давидович и к юным слушателям много лет подряд в передаче на радио.
1-й ведущий:  А сколько было замыслов! Уже после ухода из жизни Марка Давидовича появляются его книги: «Над облаками - облака...», «Итак, я счастлив был...»
2-й ведущий:  Последний штрих к портрету. Чаще всего встретить Марка Сергеева можно было на улице Горького. Он шел не  торопясь, зная и помня о своих многочисленных делах и обязанностях, но выходил он всегда заранее, потому что обязательно встречал друзей, знакомых. И каждому надо было уделить время, поговорить. Он шел по своему городу, как по своему дому. Он помнил всех по именам, по делам, по увлечениям. Где бы ни бывал Марк Давидович, везде его принимали за своего. Завод ли, академический институт, рыбаки ли Ольхона, ребята из школы или библиотеки…
1-й ведущий:  Человек открытый, простой в общении, внимательный к людям, человек, любящий жизнь, человек мечтатель - таким Марк Давидович Сергеев вспоминается всем, кто знал его.
Чтец:   Мечта о несбыточном чуде:
            меняются жизни круги,
            проснулись обычные люди
            и, встав со счастливой ноги,
            забыли о распрях и спорах
            и, зависть и злобу поправ,
            в покое оставили порох,
            забыли, кто прав, кто неправ,
            забыли ножи и кастеты,
            и ревность, и скуку, и зло,
            убрали всю нечисть с планеты -
            и стало на свете светло.
<…>
            Мечтаю, себе же не веря, -
            природа, каля нас в огне,
            так много оставила зверя
            и в нем, и в тебе, и во мне.
(«Мечта о несбыточном чуде…»)

Чтец:  Все залито сумраком синим.
             Проклюнулись звезды во мгле.
             Давайте костер отодвинем
             и ляжем на теплой земле.
             Давайте поделимся хлебом,
             покурим без всяких помех,
             давайте накроемся небом,
             которого хватит на всех.
<…>

2-й ведущий (можно запись на аудиокассете):
Давайте проживем хотя бы год -
загадывать на дольше безнадежно -
давайте проживем хотя бы год
неотразимо и неосторожно.
Чтоб сердце обрывалось до высот,
чтоб искренность и правда - на пределе.
Давайте проживем хотя бы год,
как будто он последний в самом деле.
Как мелки станут клятвы и грехи,
как сладки станут травы и дождинки,
как много разлетится шелухи,
и счастье заблестит посерединке.
(«Давайте проживем хотя бы год…»)
                        
                                   С ч а с т ь я   в а м!

(Звучит аудиозапись романса на стихи М. Сергеева «Незванная»)

Рекомендуемая литература

Сергеев М.Д.  Каждый день начинать себя снова...: Стихи.  Иркутск: Изд-во жур. «Сибирь» совместно с тов-ом «Письмена», 1996. - 480 с.
Сергеев М.Д. Связь времен: Стихи. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1980.  304 с.
Сергеев М.Д. Над облаками - облака: Из записных книжек разных лет.  Иркутск: ГП «Иркутская областная типография № 1», 1998.  112с.
Сергеев М.Д. Перо поэта. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1975.  288 с.
Сергеев М.Д. Жизнь и злоключения Абрама Петрова - арапа Петра Великого; «Зачем я ею очарован...» Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1988. 256 с.
Сергеев М.Д. Итак, я счастлив был... Иркутск: ГП «Иркутская областная типография № 1», 1999.  416 с.
Сергеев М.Д. Несчастью верная сестра: Повесть. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1992.  384 с.

Грамзаписи

Свиридов Г. Метель //На грп.: Пушкинский венок.  Мелодия, 1977, МОНО, М-70-38683-20.
Туманян Е. Любимый Иркутск, середина земли. Сл. М. Сергеева // На грп.: Любимый Иркутск, середина земли...  Мелодия, 1986. ИОНО. М 90 47221 004.
Славное море - священный Байкал. Сл. Дм. Давыдова // На грп.: Любимый Иркутск, середина земли...  Мелодия, 1986. МОНО. М 90 47221 004.

Аудиокассеты

Иркутский венок: Стихи, песни на слова Марка Сергеева. - Иркутск, 1999. – (40 мин.)

Составитель Л.Д. Подшивалова, зам. директора ОДБ по работе с читателями


«ИТАК,  Я СЧАСТЛИВ БЫЛ...»

Презентация книги Марка Сергеева

Участники: 1-й ведущий, 2-й ведущий,  Чтец
Оформление: При проведении мероприятия для оформления предлагаем использовать выставку, посвящённую творчеству  А.С. Пушкина, в которой могут быть отражены все разделы книги.

1-й  ведущий:  Удивительно, вот уже несколько лет с нами нет Марка Сергеева, а его новые книги продолжают выходить: так велико литературное наследие писателя.
Марк Давидович Сергеев родился на Украине, а судьбу свою связал с Иркутском. Каким же сильным должно быть взаимовлияние города и писателя, их взаимопроникновение, чтобы написать такие строки: «Любимый  Иркутск - середина земли»!
2-й ведущий:    «Любое дело, связанное с Иркутском, поэт, драматург, писатель Марк Сергеев воспринимал как свое кровное», - писал иркутский журналист Владимир Ивашковский. (Ивашковский В. Из нашего города // Сергеев М.Д. С Иркутском связанные судьбы. Иркутск, 1986. С. 305 – 310.)
Вот почему, пожалуй, нет такой книжной серии, издающейся в нашем городе, у истоков которой бы не стоял писатель, как нет такого книжного праздника от самого маленького, сугубо местного значения, до всесоюзного фестиваля, на который бы он не откликался. Он всегда был в гуще общественной жизни. Член трех творческих союзов - писателей, кинематографистов и журналистов, - заслуженный работник культуры, почетный гражданин города Иркутска, Марк Сергеев представлял собой яркий пример творческой работоспособности и неиссякаемой энергии.
1-й ведущий:   В 1998 году в городе Иркутске Фонд имени Вампилова, Иркутское отделение Союза российских писателей выпустили книгу «Над облаками – облака…». Напомним, что это была книга, составленная из незаконченных стихов, мимолетных записей, шаржей на друзей. Представляя этот сборник, поэт и писатель Анатолий Кобенков сказал, что создаваемый Фонд «Сергеевский» планирует ежегодно выпускать по книге Марка Давидовича. К юбилею Пушкина Иркутское отделение Союза российских писателей, Фонд «Сергеевский» и комиссия по литературному наследию Марка Сергеева приняли решение объединить в одной книге всё, написанное им о великом поэте. И в 1999, пушкинском, году вышла книга, названная по пушкинской строке, немного грустной, но светлой: «Итак, я счастлив был...»
2-й ведущий:  Когда книга только готовилась к изданию, существовал некоторый скепсис: нужна ли она? Ведь многое из того, что вошло в книгу, уже было ранее издано. Но, прочитав книгу от корки до корки, понимаешь, что прежнее приобрело современное звучание, оказалось как бы наполненным уходящим веком  благодаря бережной, корректной редакции Ольги Августовны Гантваргер, вдовы поэта, и редактора Лины Викторовны Иоффе. К тому же эта книга - единственное полное собрание всего, что вышло из-под пера Марка Давидовича Сергеева о Пушкине. Наряду с уже известными произведениями: «Перо поэта», «Вся жизнь - один чудесный миг» и другими, читатель найдет в книге и новые, ранее не публиковавшиеся произведения, найденные в архиве писателя -  «Мир Пушкина» и «Глазами духа».
1-й ведущий: Непросто установить сегодня, когда Марк Давидович Сергеев начал заниматься пушкинской темой. Может быть, в самой ранней юности, в пору первой влюбленности, а скорее - несколько позже, когда увлекся декабристами и с головой ушел в этот исторический материал. Именно тогда написаны первые стихи, в которых появилось имя Пушкина. Тогда же начал он документальную повесть «Вся жизнь - один чудесный миг», составленную из писем, воспоминаний, документов, стихов о Пушкине. И с ним он больше не расставался: очерки, статьи-разыскания, лекции и беседы, замечательные литературно-музыкальные вечера в Доме Волконских – этим была наполнена творческая, просветительская деятельность Марка Сергеева.

Чтец:  

Есть поэты, чей стих заражает,
Заряжает - и прост, и лукав:
ваша муза им не подражает,
а летит, эстафету приняв.

И в руке - не чужая цитата.
Их поэзия тем хороша,
что в строке так энергия сжата:
тронешь - и засветилась душа.

...Томик гения. Стих гулкий...
И пригрезилось мне в тишине:
в тихом Болдино после прогулки
Пушкин ночью читает Шенье.

2-й ведущий: Надо было быть очень отважным человеком, чтобы попытаться  открыть хоть что-то новое в пушкиноведении, насчитывающим уже к тому времени более чем 140-летнюю историю... Марк Сергеев решился, ведь с тех пор, как писатель узнал, что прадед Пушкина, пусть недолго, но был в Иркутске, жизнь Ганнибала, а затем и Пушкина стали для него предметом личного интереса и пристального научного исследования
1-й ведущий: Царская милость, покровительство Петра I давали возможность Ганнибалу жить не бедствуя. И вдруг  в один миг все рухнуло - умер Петр I.
В нелепой прихоти толкутся
дома, слепые, как  напасть...
От Петербурга до Иркутска
отныне - Меньшикова власть.
2-й ведущий:  С этого момента начинается  путь  в Сибирь, от Тобольска и Томска до Иркутска и Кяхты.  И вот уже сани одолевают занесенную пургой лесную дорогу, которая, минуя дышащие на ладан мосты, выбегает прямо на торосистый покров рек, речек, речушек, обходит полыньи и наледи, спешит на восток - к Байкалу.
     Восьмой месяц в дороге не то ссыльный, не то командированный. И далека еще цель его вынужденного путешествия. Но надежда... Надежда стоит на запятках его саней и подгоняет: «Вперед! Вперед!»   «Блажен, кто верует, тепло ему на свете...»
     Судьба арапа Петра Великого не затеряется в пыльных закоулках истории, потому что в последний год века XVIII  родится его правнук. И это будет Пушкин, великий поэт России.
1-й ведущий:  Если вы помните, повесть о прадеде Пушкина, вышедшая в 1975 году, называлась «Сибирские злоключения Абрама Петрова - арапа Петра Великого». В книге «Итак, я счастлив был…» дана полная версия приключений Ганнибала - «Жизнь и злоключения Абрама Петрова - арапа Петра Великого», которая содержит совершенно новую часть -  «Петербургское перепутье».
2-й ведущий:    В новую книгу вошла и документальная повесть «Вся жизнь - один чудесный миг». Это самое первое произведение Марка Сергеева о Пушкине. Литературно-художественная композиция построена так, чтобы читатель мог представить жизнь поэта от рождения до гибели. Здесь и свидетельства биографа Анненкова, и высказывания Достоевского, Брюсова и других, и, собственно, пушкинские строки из писем, дневников, стихов.
1-й ведущий:  Свидетельствует современница Пушкина Янькова: «... Саша был большой увалень и дикарь, кудрявый мальчик лет девяти или десяти, со смуглым личиком, не скажу, чтобы приглядным, но с очень живыми глазами, из которых искры так и сыпались...»
2-й ведущий:  Княгиня Мария Николаевна Волконская вспоминает:  «... Мне вспоминается, как во время  путешествия, недалеко от Таганрога, я ехала в карете с Софьей, нашей англичанкой, русской няней и компаньонкой. Завидев море, мы приказали остановиться, вышли из кареты и всей гурьбой бросились любоваться морем. Оно было покрыто волнами, и, не подозревая, что поэт шел за нами, я стала забавляться тем, что бегала за волной, а когда она настигала меня, я убегала от нее; кончилось тем,  что я промочила ноги. Понятно, я никому ничего об это не сказала и вернулась в карету. Пушкин нашел, что эта картина была очень грациозна и, поэтизируя детскую шалость, написал прелестные стихи; мне было тогда лишь 15 лет».

Чтец:  

Я помню море пред грозою:
Как я завидовал волнам,
Бегущим бурной чередою
С любовью лечь к ее ногам!
Как я желал тогда с волнами
Коснуться милых ног устами!
Нет, никогда средь пылких дней
Кипящей младости моей
Я не желал с таким мученьем
Любить уста младых Армид
Иль розы пламенных ланит,
Иль перси, полные томленьем;
Нет, никогда порыв страстей
Так не терзал души моей!

1-й ведущий: Но особое место в книге занимают главы, рассказывающие о наиболее важных событиям жизни Александра Сергеевича Пушкина.
2-й ведущий: «Когда я увидел ее в первый раз, красоту ея только что начали замечать в обществе. Я ее полюбил, голова у меня закружилась; я просил руки ея».

Чтец

Когда в объятия мои
Твой стройный стан я заключаю
И речи нежные любви
Тебе с восторгом расточаю,
Безмолвна, от стесненных рук
Освобождая стан свой гибкой,
Ты отвечаешь, милый друг,
Мне недоверчивой улыбкой;
Прилежно в памяти храня
Измен печальные преданья,
Ты без участья и вниманья
Уныло слушаешь меня...

1-й ведущий:  После все газеты писали: «Николай Афанасьевич и Наталья Ивановна Гончаровы имеют честь объявить о помолвке дочери своей Наталии Николаевны с Александром Сергеевичем Пушкиным  сего мая 6 дня 1830 года».
2-й ведущий:  Эти слова были напечатаны и на  Пригласительном билете на помолвку Александра Пушкина с Натальей  Гончаровой.
Чтец:  «Участь моя решена. Я женюсь... Та, которую любил я целых два года, которую везде первую отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством, - боже мой, - она… почти моя», - писал Пушкин 13 мая 1830 года.
1-й ведущий: Счастье, казалось, будет долгим, но... до трагической гибели на Черной речке оставалось совсем немного. Гибель Пушкина настолько потрясла всю Россию, что министр народного просвещения Уваров распорядился «соблюсти в газетах подлежащую умеренность и тон приличия» (Гессен А.И. Жизнь поэта/ М.: Дет. лит., 1972. С. 467) при печатании каких-либо сообщений о смерти поэта и приказал все сообщения пропускать через цензуру.
В газете «Литературное прибавление» к «Русскому инвалиду» появилось написанное Владимиром Федоровичем Одоевским короткое сообщение в черной рамке: «Солнце нашей поэзии закатилось! Пушкин скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща! Более говорить о сем не имеет силы...» (Там же.  С. 467)
 2-й ведущий:  Открываем книгу на странице, где Марк Давидович говорил о том, что сибиряки пристрастны к своей истории. Они бережно хранят все, что связано с именами декабристов, ценят высказывания Чехова о том, что «Иркутск - город совсем интеллигентный». А то, что перо Пушкина, то самое, которым он писал последние строки перед дуэлью, было найдено через сто лет в Иркутске, расценивается нами как дорогой подарок истории. В своей книге «Перо поэта» Марк Сергеев проследил историю этого пера.
1-й ведущий: Мало кто знает, что в 1837 году из квартиры убитого Пушкина было похищено два пера, которыми писал поэт. Одно из них благополучно попало в Музей-квартиру Пушкина в Санкт-Петербурге, а о другом долгое время было ничего не известно. И только в 1932 году перо попадает в Москву, в Музей каторги и ссылки из ... Иркутска. А завещал его передать музею бывший актер иркутского драмтеатра Николай Немезидин, волею судеб оказавшийся хранителем этого пера.
Марк Сергеев провел литературный поиск пропавшей реликвии, и благодаря ему мы знаем, что почти тридцать три   года эта ценность была в городе Иркутске.
2-й  ведущий:   На этом литературные разыскания Марка Сергеева не закончились. После многих лет работы появились произведения: «Нотабене», «Передо мной явилась...» кто?», «Глазами духа», «Зачем я ею очарован …», которые также вошли в сборник «Итак, я счастлив был...»
1-й ведущий:  Давайте отправимся вместе с Марком Сергеевым  по следам пушкинского стихотворения «Зачем я ею очарован?..»

Чтец:   

Зачем я ею очарован?
Зачем расстаться должен с ней?
Когда б я не был избалован
Цыганской жизнию моей...
Она глядит на вас так нежно,
Она лепечет так небрежно,
Она так тонко весела,
Ее глаза так полны чувством,
Вечор она с таким искусством
Из-под накрытого стола
Свою мне ножку подала!

1-й  ведущий:   Марк Сергеев не называет двух адресаток этого  стихотворения - сама множественность в данном случае говорит о гипотетичности предположений: то ли та, то ли эта, -  обе могли бы претендовать. Тут интересен подбор аргументов, и фактов, сказали бы мы, если бы они были, факты... И, рассуждая на столь опасную, можно сказать щекотливую тему, Марк Сергеев заканчивает своё исследование следующим выводом: «Пушкин не опубликовал стихотворение... совсем по другой причине: он был хорошим, достойным мужем...»
2-й ведущий: Марк Давидович был увлеченным человеком. Его исследования, связанные с изучением жизни и творчества Пушкина, декабристов, привели его к написанию замечательных книг. Попробуйте и вы найти что-то интересное, неразгаданное до сих пор. Наш край богат загадками, которые еще предстоит узнать, и пусть вам сопутствует удача.
1-й ведущий:   Закончить представление этой книги хочется словами самого Марка Давидовича: «Мы живем в Сибири, и нас в одинаковой степени волнуют и наш таежный край, и Пушкин...»  и – добавить:  и Марк Сергеев... Действительно, имя этого человека продолжает и по сей день волновать умы наших земляков не только потому, что значительно его творческое наследие, его вклад в культурную жизнь Приангарья, но и потому, что его подвижническое служение своей Родине тоже стало явлением отечественной литературы.

Рекомендуемая литература

Сергеев М.  «Итак, я счастлив был...»: /Книга о Пушкине.  Иркутск: ГП «Иркутутская областная типография №1», 1999.- 416 с.
Сергеев М.Д.  С Иркутском связанные судьбы.  Иркутск: Вост.-Сиб. кн.изд-во, 1986.  319 с.
Сергеев М.Д.  Перо поэта. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1975. 288 с.
Гессен А.И. Жизнь поэта/Науч. ред. С.М. Петрова. М.: Дет. лит., 1972. 478 с.


Составители: Шабалкова О.В., ведущий методист организационно-методического отдела ОДБ,  Мельникова И.Л.,  зав. библиотекой школы № 44 г. Иркутска.

 

«ОН БЫЛ МАЛЫШАМ САМЫМ
ПРЕДАННЫМ ДРУГОМ…»

Сценарий кукольного спектакля по сказкам Марка Сергеева
для детей младшего школьного возраста

Участники: Ведущий, куклы: Сибирячок, Нерпенок, Кот
Оформление: Особую торжественность мероприятию придаст портрет писателя. Можно оформить книжную выставку по творчеству Марка Сергеева.
Музыкальное оформление: Записи  «звуков» природы – шум леса, моря, птичьи трели и т.п. Можно использовать аудиокассету «Звуки природы»

Ведущий:  Ребята, сегодня необычный день. Вы разве этого не заметили, когда шли знакомой дорогой в нашу библиотеку? Может быть, с кем-то из вас поздоровалась маленькая птичка? Может быть, кто-то неожиданно улыбнулся солнышку? Может быть, кому-то дружески подмигнул светофор? Ну, вспомнили? Чудеса, которые происходили с вами, еще не кончились, и впереди у вас сказочные истории и необыкновенные превращения. Ведь сегодня вас ждет встреча с настоящим волшебником.
Этот добрый волшебник жил среди людей и ничем не выделялся среди них, но когда он улыбался, всегда светило солнце и любой, даже самый унылый, проливной дождь  улыбался тоже. У него в карманах жили солнечные зайчики, и когда он доставал носовой платок, чтобы утереть слезы какому-нибудь малышу, то вместе с ним вылетал солнечный зайчик, а то и не один. Какие уж тут слезы, разве только от радости.
Вот такой был волшебник!
И еще он умел замечательно слышать. Вы говорите, что вы все умеете слышать?! А вы слышите, что вам говорит ваш холодильник, или дерево около остановки, или облако, летящее на юг? А он слышал все. И мог рассказать вам про скамейку в парке, где вы любите посидеть, ее историю, о чем она думает, как к вам относится. Но самые замечательные сказки рассказывали волшебнику звери, птицы, деревья, цветы. Не верите? Тогда послушайте отрывок из сказки, которую написал для вас наш добрый сказочник Марк Сергеев:

Знают сказку лесные чащи,
Надо в чащах бывать почаще.
Присмотритесь к деревьям внимательно -
Сто историй прочтешь
Занимательных.

Сказки ходят в оленьей связке,
В каждой речке
Плещутся сказки,
Сказку в гнезда кладут кукушки,
Сказку детям бормочут лягушки...

У костра
На лесной опушке,
Сказку с ягодой съешь и с грибами,
Да держи язык
За зубами,
Да скорей навостри-ка уши.
<…>
(«Как медведь решил бульдозером стать»)

(Звучит аудиокассета со звуками природы. Под пение птиц и журчание ручья появляется Сибирячок)
Сибирячок:  Здравствуйте, ребята! Вы меня узнали?
(Ответы детей)
Ведущий: Да кто же тебя не знает, Сибирячок! Ты - маленький лесовичок, друг и защитник всего живого, пришел ты к нам из леса, а живешь ты на страницах любимого детьми журнала, который носит твое имя и называется «Сибирячок».
Сибирячок: Десять лет прошло с тех пор, как добрый волшебник разговорился со старым байкальским кедром. Пожаловался великан-кедр на то, что не может он уже охранять лес как прежде. «Природе нужен маленький человечек, который мог бы рассказать, защитить, помочь». Задумался волшебник и улыбнулся. И от его улыбки зажглась в небе радуга, а на самой верхушке кедра появилась маленькая рыжая шишка, которая стала расти не по дням, а по часам. И однажды с громким стуком... нет, с громким шумом... нет, с громким шлепом упала на землю. Раздался треск, ореховая скорлупа лопнула, и на поляне появился я.
«Настоящий Сибирячок!» - закричала ворона. «Здравствуйте!» - сказал я птицам по-птичьи, деревьям по-деревски, нет  по-деревенски, нет, по-деревянному, а зверям - по-звериному. Тут раздался шумный вздох. Это вздохнул старый кедр: «Дружи со всеми, Сибирячок! Будь им помощником и защитником».
Ведущий:  Эту замечательную историю о появлении Сибирячка придумал замечательный иркутский писатель Марк Сергеев.
Сибирячок:  Хорошо с вами, ребята, да неспокойно у меня на душе вдруг стало: чувствую я, как кто-то ломает кусты. Видно, пора мне возвращаться в лес.
Ведущий: Побудь еще с нами, Сибирячок! Может, это просто лось чешет свои рога о деревья.
Сибирячок:  Нет, я слышу, как кто-то из ребятишек ломает в лесу багульник.
Ведущий: Ты их накажешь, Сибирячок?
Сибирячок: Нет, ведь это же детишки. Им надо просто рассказать и объяснить. А кто же это сможет сделать лучше меня? А вам, ребятишки, не надо объяснять, как вести себя в лесу? 
(Ответы детей)
Молодцы, ребята! А мне пора. (Уходит.)
Ведущий: До свидания, Сибирячок.
Да, много дел у Сибирячка. Как он только везде успевает! Правда, ему друзья помогают. Друзей у него много - и в лесу, и на море, и в разных странах. А вы их знаете? Назовите.
(Ответы детей.) 
Есть у Сибирячка еще один маленький друг - Нерпёнок.
(Звучит аудиокассета «Звуки природы. Под шум моря и крики чаек  появляется Нерпенок.)
Ведущий: Да вот и он сам! Здравствуй, малыш!
Нерпенок: Здравствуйте! Ой-ой-ой! Сколько ребят-то собралось... Я никогда еще столько не видел. А как вы меня узнали?
Ведущий: Нам про тебя рассказал Марк Сергеев в своей сказке «Глоток океана».
Нерпенок: А вы знаете, где я живу?
(Ответы детей.) 
Да, я живу на Байкале. А что такое Байкал? Река?
(Ответы детей.) 
Там у меня есть друг, с которым мы вместе играли и плавали. Это Омулёк. Нам было весело. Но однажды случилась беда: я заболел, и никто-никто не мог мне помочь... Спасти меня мог только глоток океанской воды:
В Байкале чистая вода,
в Байкале вкусная вода -
холодная,
зеленая,
да только не соленая…
<…>
Мне становилось все хуже и хуже. Но ни папа, ни мама не знали, как добраться до океана
Ведущий:  А вы, ребята, знаете, что такое океан?
 (Ответы детей.)
Правильно, океан - это если слить вместе много-много морей. Далеко он находится?
(Ответы детей)
А как можно добраться до океана?
(Ответы детей.)
Правильно, молодцы! Из Байкала - по Ангаре в Енисей, а Енисей впадает в океан.
Нерпенок:  Мой друг Омулёк не побоялся опасностей и отправился в путь к далекому океану.
Ведущий:  А какие опасности могли встретиться у него на пути?
 (Ответы детей: щуки, рыбаки, шторм.)
Нерпенок:      <…>
«Он дружбу понимал всерьез
 и для спасенья друга
 готов был ринуться в мороз,
 пройти жару и вьюгу.
 Пусть будут сети на пути
 и щуки - великаны,
 но только б другу принести
 глоточек океана».
<…>
Омулек принес мне глоток соленой океанской воды, и я сразу поправился.
Ведущий: Нерпенок, у тебя замечательный, верный и храбрый друг - Омулек, но кроме него у тебя еще много друзей.
Нерпенок:  Правда? А кто они? Где они?
Ведущий:  Да все читатели нашей библиотеки, потому что все они любят наш кукольный театр книги, а называется он в честь тебя - «Нерпёнок». Мы даже стихи сочинили:
Был у нерпы ребёнок,
забавный нерпёнок.
Только был непослушным
ребенок с пелёнок:
и друзей,
и соседей,
и старую мать
он проказами
очень
любил
донимать.
И могла бы случиться
с нерпенком беда.
 Мог бы белый заплыть
неизвестно куда.
Но ему повезло:
всем преградам назло
он на остров попал
и волшебный, и мудрый,
что на улице Свердлова
высится круто,
остров мысли и чуда,
зверей, Человека -
Областная детская библиотека.

Нерпенок: Вот это да! Какие хорошие стихи! И ребята теперь все мои друзья? Ура! Тогда и я всем-всем  ребятам - друг. Это очень хорошо, даже очень хорошо!
        А теперь мне пора возвращаться в свою сказку. Ведь меня там ждет мама и верный Омулек. Вот обрадуются они, когда рассказу я им про все, что сегодня услышал: про ребят, про библиотеку, про кукольный театр «Нерпёнок»
Ведущий: До свидания, Нерпёнок! Мы были рады встретиться с тобой, малыш!
Нерпенок:  До свидания, ребята! До новых встреч!
Ведущий: Какие замечательные герои живут в сказках Марка Сергеева: добрые, смелые, веселые!
(Появляется Кот.)
Вот так чудеса! Какой славный пушистый кот! Как тебя зовут, и из какой сказки ты к нам пожаловал?
Кот: Я не простой кот, а волшебный и зовут меня Снежан. А пришел я к вам из сказки Марка Сергеева «Нетающая снежинка».
Ведущий:  Так это ты заколдовал девочку Соню? Зачем, скажи?
Кот:  За то, что она обозвала меня дураком и ударила ногой. Она злая девочка, потому что обижала своего маленького брата Сережу: то отберёт у него конфеты, то уронит его с санок, то нарочно спустит его воздушный шарик.
Ведущий: И поэтому ты превратил девочку в снежную бабу? А ты подумал о том, что девочку будут искать мама, соседи, друзья?
Кот:  У нее не было друзей, потому что она никого не любила.
Ведущий: И все это перед самым Новым Годом, самым прекрасным праздником! Бедная девочка! Как ей было, наверное, страшно превратиться в снежную бабу с морковкой вместо носа и стоять всю ночь одной посреди двора.
Кот:  И никто бы не догадался и никогда не нашёл девочку Соню, потому что наступила бы весна, и снежная баба растаяла бы,  если бы не волшебная снежинка.
Ведущий: Снежинка? Волшебная?
Кот:  Снежинка, которая не тает. Она переливается разноцветными огоньками. Если  положить ее на стол, то стол заговорит. И игрушки заговорят. Если посмотреть сквозь нее,  увидишь чудесный мир! Но увидеть его может лишь добрый человек. И вот эту волшебную снежинку маленький Сережа отдал, чтобы спасти свою сестренку Соню.
Ведущий: А вы, ребята, смогли бы поступить так, как Сережа?
(Ответы детей.)
Заканчивается сказка, но продолжаются чудеса.
Кот: Никаких чудес не будет, пока ребята не ответят на мои вопросы. Я хочу знать, читают  ребятишки книжки, которые написал Волшебник Марк Сергеев или нет?
Ведущий:  Спрашивай, Снежан. Я уверена, что ребята не только знают сказки, но и любят их. Правда, ребята?
Кот:  Как называется сказка, в которой:
<…>
Жил да был один Ученый
парень, солнцем прокопченный,
всем ветрам давно знаком:
вечно бродит с рюкзаком
  Он зимою для ночлега
строит дом себе из снега
с ледяным окном во тьму.
И полярные сиянья
прилетают ранней ранью,
словно ласточки, к нему.
Изучает он погоду,
дома не живет по году,
знает все наперечет:
где какие ветры бродят,
где снежинки хороводят,
где жара рекой течет.

Моряки плывут по свету,
улетают ввысь ракеты,
летчики спешат во тьму -
все на свете
за советом
обращаются к нему.
Телеграммы шлет он срочно.
В них - ответ.
Все ясно, точно:
БУДЕТ ДОЖДИК!
БУДЕТ СНЕГ!
ПУТЬ ОТКРЫТ!
ДОРОГИ НЕТ!

Мимо гор
и речек мимо
шел он летнею порой
в город дальний и любимый
над рекою Ангарой.
<…>
(Ответы детей: «Туман Туманыч».)

Кот:  А в какой сказке произошло вот что:
<…>
 Все вокруг потемнело,
весь город как в саже.
Стали черными люди
и солнышко даже,
и стволы у берез,
и веселая речка,
и взлохмаченный пес,
что сидел у крылечка.

Все, что было зеленым,
оранжевым,
белым, -
точно ваксой покрытое
вмиг почернело.
<…>
(«Как краски пошли гулять»)
Кот: А кто и в какой сказке написал такое заявление:
<…>
«НА СТРОЙКУ,
ПРОШУ ВАС,
ПРИМИТЕ МЕНЯ!
Я БУДУ РАБОТАТЬ,
ОТ ВСЕХ НЕ ОТСТАНУ.
Я, МОЖЕТ БЫТЬ, ТОЖЕ
БУЛЬДОЗЕРОМ СТАНУ!»
<…>
(Ответы детей: медведь из сказки «Как Медведь решил бульдозером стать».)
Ведущий: Ну что же ты теперь скажешь, Снежан?
Кот:  Знают и любят ребятишки сказки Марка Сергеева! Жалко мне с вами расставаться, да кончилось мое волшебное время, пора в сказку возвращаться. Но я не прощаюсь с вами, ребята, мы ведь еще будем встречаться на страницах книг Марка Сергеева
(Исчезает.)
Ведущий:  Вот и окончилась наша встреча с героями сказок Марка Сергеева. Но никогда не закончится дружба с добрым волшебником. Потому что остались его книги, сказки, стихи. Остались его герои, которые ждут новых встреч с вами, наши маленькие друзья. Потому что есть  наша библиотека, которая теперь носит его имя, где все вы - желанные гости, самые лучшие друзья волшебника.

Рекомендуемая литература

Сергеев М.Д. Разноцветные сказки: Для мл. шк. возраста/ Худож. В. Нагаев.  Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1996. 160 с., ил.
Сергеев М.Д. Ребята, пощупайте уши!: Стихи, сказки, переводы: Для мл. шк. возраста /  Худож. Р.Н. Бардина. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1983. 126 с., ил.
Сергеев М.Д. Забавные сказки/ Рис. В.Тетенькина и В. Фридемана. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во. 1969. 96 с., ил.
Аудиокассеты

Звуки природы: Сб.  М., 1999 – (40 мин.). Содерж.: Прогулка по лесу. Спокойное море. Звуки джунглей. Песни птиц. Звуки дельфинов. Морской прибой.


Составитель: Белова Н.П., гл. библиотекарь отдела обслуживания      дошкольников и младших школьников  


«И ВЕЧНО ЗДЕСЬ МОЯ ДУША...»

Материалы к книжной экспозиции

Мне судьба своей щедрой рукою
чувства слова и ритма дала,
и горячую ртуть непокоя,
и любви два веселых крыла.

                              Марк Сергеев

Раздел I.  Свободный полет

Баллада о тополях. Стихи. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1972. 206 с.
Вечерние птицы: Стихи /Худож. Е. Черная. М.: Современник, 1987. 112 с.
Каждый день начинать себя снова...: Стихи. Иркутск: Письмена, Сибирь, 1996. 480 с.
«Над облаками - облака»: Из записных книжек /Сост.О.А. Гантваргер; Вступ.ст. И.Фонякова. Иркутск: Иркут. обл. типография № 1, 1998. 111 с.
Пространство души: Кн.новых стихотворений. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1992. 96 с.
Резьба: Кн. стихотворений. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1971. 63 с.
Свободный полет:Стихи. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во,1986.80с.
Связь времен: Стихи / Худож. А.И. Аносов. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1980. 303 с.
Стихотворения. Новосибирск: Зап.-Сиб.кн.изд-во, 1976. 191 с. (Б-ка сибирской поэзии).

Раздел II.  «Давай поговорим...»

В соболином краю: Рассказы для детей дошк. возраста /Худож. В.А. Фролов. М.: Малыш, 1984. 26 с.
Вот так чудеса!: Повести и сказки: Для мл. возраста /Худож. Р.Н. Бардина. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1976. 256 с.
Давай поговорим. Иркутск. Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1987. 112 с. (Каким быть?)
Море синее - Байкал: Рассказы для дошк.возраста /Худож. А. Аземша. М.: Малыш, 1983. 26 с.
Олень - драчун: Стихи для дошк. возраста /Худож. Н. Устинов. М.: Дет.лит., 1974. 24 с.
Петрушкины  игрушки: Альбом для раскрашивания /Худож. Е. Шашкина. М.: Малыш, 1975. 18 с.
Разноцветные истории: Книжка-игрушка с вкладышем для раскрашивания /Рис. Э. Булатова и О. Васильева. М.: Малыш, 1970. 22 с.
Разноцветные сказки: Для мл. шк. возраста /Худож. В. Нагаев. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1996. 160 с.
Ребята, пощупайте уши!: Стихи, сказки, переводы: Для мл. шк. возраста /Худож. Р.Н. Бардина. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1983. 127 с.
Сказка о нетающей снежинке и другие удивительные истории /Худож. Р.Н. Бардина. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1973. 87 с.
Что такое работа /Худож. П. Мелик-Саркисян. М.: Малыш, 1970. 8 с.

Раздел III. Вся жизнь - один чудесный миг

Вся жизнь - один чудесный миг: (Пушкин) /Авт.композиции М. Сергеев. М.: Мол.гвардия, 1969. 271 с. (Пионер - значит первый. Вып. 15).
Жизнь и злоключения Абрама Петрова - арапа Петра Великого; «Зачем я ею очарован...» Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1989.  256с.
«Итак, я счастлив был...»: Кн. о Пушкине. - Иркутск: ГП Иркут.обл.типография № 1, 1999. 411 с.
Перо поэта. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1975. 285 с.
Пушкин в Сибири: Метод.рекомендации лектору. - Иркутск: Обл.орг.об-ва «Знание», 1974. 20 с.

Раздел IV. Подвиг любви бескорыстной

Декабристы и Сибирь: Альбом /Авт.-сост. М.Д. Сергеев, Н.Н. Гончарова, А.Ф. Серебряков; Авт.введ. и текста М.Д. Сергеев; Науч.ред. С.В. Мироненко. М.: Сов.Россия 1988. 263 с.
«Души прекрасные порывы» М.: Мол.гвардия, 1968. 112 с.
Несчастью верная сестра: Повесть [о женах декабристов]: Для ст.шк.возраста /Послесл. Е. Слабковской. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1992. 384 с.
Своей судьбой гордимся мы/ Сост. и авт.предисл. М. Сергеев. 2-е изд., доп. Иркутск: Вост-Сиб.кн. изд-во, 1977. 351 с. (Декабристы в Сибири).

Раздел V.  Марк Сергеев - переводчик

Ворон Кутха: Сказки народов Севера: Для ст.дошк.возраста /Сост. Л.И. Грибова; Худож. Е.Рачев; Обраб. М. Сергеева. 2-е изд. М.: Малыш, 1976. 120 с.
Дашкиев Н. Властелин мира: Науч.-фантаст.повесть /Пер. с укр. М. Сергеева; Ил. Р.Н. Шпирко. Иркутск: Вост-Сиб.кн.изд-во, 1959. 203 с.
Зимин Ж. Кто кого греет? : Стихи для мл. шк. возраста /Пер. с бурят. М. Сергеева; Худож. И. Латинский. Иркутск: Вост.-Сиб.кн.изд-во, 1973. 15 с.
Зимин Ж. Чаша Байкала: Стихи / Пер. с бурят. М. Сергеева //Сибирячок. 1995. № 2. С. 20-21.
Ильин К. По дороге в Нельзай //Мы выросли вблизи Байкала/ Пер. с бурят. М. Сергеева. Иркутск, 1958. С. 12.
Кехлибарева Н.  Вкусная борода: Стихи для дошк. возраста /Вольн.перевод с болг. М. Сергеева; Рис. Н.Левинской. М.: Дет.лит., 1070. 16 с.
Тороев А. Песня о жизни //Вступление в осень/ Пер. с бурят. М. Сергеева. Иркутск, 1967. С. 85-89.
Урумов В. Миниатюры: Стихи //Вступление в осень/ Пер. с болг. М. Сергеева. Иркутск, 1967. С. 90-92ю

Источник: http://detstvo.irkutsk.ru/authors/sergeevmd/mm/3.h...

подробная информацыя:

Дата добавления 03.12.2014, 23:07
Категория